Альбомы по пятницам [03]

Английская гопота и странные шорохи

Sleaford Mods. Локдаун-альбомы обычно затрагивают тему изоляции и одиночества. Sleaford Mods же идут по политической и социальной повестке и клеймят политиков, людей, которые много говорят, но ничего не делают, группу IDLES за классовый туризм, ну и самих себя, потому что а почему нет. Не знаю, насколько это хорошо воспринимается не из Великобритании, потому что уж очень много отсылок к местной жизни и местным событиям, ну а чего вы хотели от группы, которая делает серьезные усилия над собой, чтобы не скатываться в кокни-сленг, не понятный никому вообще. Отличный текстоцентричный народный рэп под фирменные биты на основе примитивных барабанов и не менее примитивных бас-партий.

Shame. Второй альбом хорошей британской группы shame сочетает все лучшее от новой гитарной волны (откровенное подражание Television, например) с пацанским хоровым пением и панковским вайбом. Лучше всего получается во второй половине альбома, начиная с песни Water in the Well, когда shame перестают выпендриваться и просто херачат по гитарам и вопят, ну и концовка песни Born in Luton (это такой мрачный пригород Лондона) выдающаяся. Со второго прослушивания понравилось куда больше, чем с первого, уровень альбомов Fountanes D.C. Shame очень хороши живьем, дожить бы до концертов.

Ashnikko. Американка Эштон Кейси — звезда тиктока и соавтор Doja Cat, хотя еще совсем недавно училась в обычной рижской школе и тусила с местными рэперами и электронщиками. Уверен, мы могли бы даже пересекаться на одних и тех же вечеринках, но она уехала из Латвии в Лондон в 2014-м: разминулись! Настало время дебютного альбома, который почему-то называется микстейпом (давайте уже запретим это бессмысленное понятие). Слушать интересно, гости (Kelis, Princess Nokia, Граймс) удивляют, но Эшнико лучше звучит сама по себе. Ее музыка — эклектичный рэп с мешаниной жанров, модно сделанный, но все равно напоминающий Аврил Лавинь, что очень неплохо. Я из этой музыки, правда, совсем вырос.

Vanya Limb. Хороший русский электронщик делает музыку, которую ни в коем случае нельзя слушать по дороге домой одному поздно вечером: можно нешуточно испугаться. Саундтрек к немому шпионско-инопланетному триллеру, созданный из синтезаторных шорохов и аудиоэкспериментов, местами работает так, что наяву представляешь себе кадры из фильма: плохо освещенная подворотня, мужчина в пальто и шляпе кладет пистолет в карман и наклоняется осмотреть некий странный предмет, звучит тревожная музыка Вани Лимба. Очень понравился последний трек, но в целом альбому немножно не хватает глубины — либо звуковой, либо смысловой, потому что почти всегда звучит буквально три-четыре музыкальных слоя, и кажется, что есть еще место для одного-двух. «Ебанина недели».

Emma Ruth Rundle & Thou. Ауттейки с блестящего прошлогоднего альбома Эммы Рут Рандл (Red Sparrowes) и сладж-группы Thou. Эмма что на альбоме, что на этом ипи играет ведущую роль и раскрывается как готическая принцесса и повелительница тьмы. Вот вам плейлист со всеми их совместными треками, потому что конечно это один альбом, а не два.

Hospital Bracelet. Эмо недели. Три чикагских квира пишут потрясающе заразительные гитарные песни про всякие меланхоличные моменты, но не так, чтобы лечь и умереть, а чтобы прыгать и беситься, ну или тихо погрустить, без драмы. Захватывает с первых нот и не отпускает до конца альбома, такие эмоциональные американские горки и все лучшее, что есть в современном эмо. Песня Happy Birthday — мой личный фаворит.

Досвидошь. В целом русский пост-панк надоел, а уж тем более русский пост-панк с лейбла Ионова и с группой «Влажность» на фите, но все остальное кроме этих минусов у группы «досвидошь» в порядке, а особенно в порядке абсурдная лирика, умение выходить из рамок жанра и вообще казаться довольно дикими. Послушал с интересом и удовольствием.

Mizarde. Гимн сонной меланхолии, когда проснулся и не можешь проснуться, от певицы по имени Мадина Курбанова. За пианино в песне «Да или нет» хочется продать душу, в тихо мяукающий голос хочется укутаться, как в бездонное одеяло. Всего четыре трека, но очень хороших.

Песня недели

Решил в рассылке писать про любимые песни, которые я не устаю переслушивать. Некоторые из них известные, некоторые — с парой тысяч прослушиваний, но все они поражают меня сочетанием лирики, мелодии и голоса и тем, как все эти компоненты работают по отдельности и вместе. Мне хочется, чтобы вы взглянули на эти песни моими глазами и увидели, что именно нравится в них лично мне. Надеюсь, вам будет интересно читать! Не стесняйтесь отвечать и говорить, что вам нравится, а что нет. 

У меня есть слабое место — меланхоличные песни с поэтичной лирикой, часто откровенно депрессивные. Когда я 12-летний слушал Smashing Pumpkins, то больше всего мне нравилась Disarm, ее же я первой научился играть на гитаре чуть позже, где-то в то же время были Hurt и Creep; примерно понятно, о каком типе музыки идет речь. 

Столпом этого типа музыки для меня стал деструктивный слоукор Carissa’s Wierd, которые просто в максимально жесткой форме под максимально тихую музыку бормотали строчки в духе I want to die right now и писали песни с названиями Ignorant Piece of Shit. Такая предельная концентрация ненависти к себе и одновременно жалости в духе «вот умру, будете на моих похоронах плакать». 

Но это лишь один пример. Такой музыки много, она очень разнообразна и часто классифицируется совершенно по-разному, но лично для меня это сочетание тихой (не всегда) музыки, упора на голос (тоже не всегда) и поэзию, и откровенность со слушателем. Эллиотт Смит, Конор Оберст, Джейсон Молина, Фиби Бриджерс, Джулиен Бейкер, Сэди Дюпуа, Эдриен Ленкер и множество множество других певцов и певиц резонируют со мной похожим образом, даже Лана дель Рей тоже сюда попадает, особенно на Honeymoon, Гречка и Алена Швец, Олег Мусор (или просто Мусор,я уже запутался). 

Кстати, о Джулиен. Когда я впервые услышал песню Sprained Ankle с ее дебютного альбома, я вообще не въехал, ну поет и поет, голос ничего, а дальше-то что. Потом я увидел ее на Примавере и буквально разревелся, хотя плохо понимал, о чем она поет: на фестивале всех слов не разберешь, даже если толпа стоит в гробовой тишине, как было на сете Бейкер. 

Эта особенность меня завораживает: ты не знаешь текста, но одной подачи вкупе с мелодией и гармонией достаточно, чтобы понять, о чем песня, или хотя бы какие эмоции она должна вызывать. Чем сложнее эмоции, тем сложнее добиться этого эффекта, и тем ценнее песни, этот эффект вызывающие. 

Ключевой песней Бейкер для меня стала та самая Sprained Ankle. О ней и поговорим. 

«Хотела бы я уметь писать песни о чем-нибудь, кроме смерти», — начинает Джулиен и дальше в образах рассказывает сначала о свинцовых затяжках сигаретами, затем сетует, что легко говорит о проблемах в микрофон, но не может выдавить и слова наедине с любимым человеком. 

A sprinter learning to wait

A marathon runner, my ankles are sprained. 

В этом рефрене Джулиен выражает всю суть песни о ее неспособности в нужное время сделать то, что сейчас необходимо. Спринтер в ожидании — что может быть хуже? Ответ на этот вопрос, кстати, есть в другой не менее великой песне группы Hop Along Happy To See Me: побежденная армия, возвращающаяся домой, еще один великолепный образ. 

Марафонец, потянувший лодыжку, бесполезен. 

Грустная ирония: ты же умеешь делать свое дело, ты готова выворачивать кишки перед незнакомыми людьми, но не можешь сказать важные слова тогда, когда это куда важнее. Что именно сказать, Джулиен не говорит, но описанные ей эмоции легко примерить на себя и вспомнить, когда я сам себя вел так же. Легко написать в твиттер, что мне плохо, пойти ко врачу или признаться в проблемах своим близким оказывается часто гораздо тяжелее. 

Сочинена песня предельно просто: два флажолета в луп-педали, четыре басовые ноты по кругу, чуток незаметных украшательств, небольшой проигрыш в конце, символизирующий, что наступила кульминация. Благодаря этому проигрышу фраза marathon runner, my ankles are sprained звучит как жирная точка, как приговор самой себе, печальный, но справедливый. 

Отличительной чертой и этой песни, и вообще всего творчества Бейкер можно назвать то, что строчки ее поэзии упорно не умещаются в квадратную структуру  песен в размере 4/4, она все время выбегает за такт или заканчивает не там, где ожидаешь. В итоге волей-неволей приходится следить за текстом, а не просто слушать укладывающиеся в квадраты сладкоголосые мелодии. При этом Бейкер явно следит за акцентами в мелодии и не дает нам оказаться в ситуации, когда совсем ничего не повторяется. А повторение, как известно, основа всей музыки.