Альбомы по пятницам [10]

Муджус и Arab Strab — потрясающие

Муджус. Вы давно этого ждали, я, как человек, которому «Дауншифтинг» сердечко не разбередил, просто ждал с интересом. Дождались, новый Муджус прямо такой, как ждешь: тихо шепчет под изысканно сделанные биты, сперва заигрывает с Цоем (и не раз будет воспроизводить цоевские гармонии в электронной форме), но лишь чтобы обозначить наследие. Филигранный звук, который очень хочется повторить — но не получается. Потрясающая работа с вокалом от человека, который далеко не выдающийся певец, но компенсирует это придумыванием себе нового голоса.

Ну и песни. Там, где Земфира нам казалась ужасно нечуткой и глухой к окружающему миру (до сих пор в шоке от «обнаглевших» ментов), Рома Литвинов находит нужные слова для тех же самых явлений (альбом в значительной степени посвящен кукухе), а бридж в песне Rehab такой, что Муджусу вместо Ротенберга нужно теперь строить все мосты в России.

Arab Strap. «Мне похуй на прошлое», — поет Эйден Моффат в первом за миллиард лет альбоме Arab Strap. И рассказывает в довольно неприятных выражениях о первом за много лет сексе между бывшими любовниками: результат достигается, но сам процесс наполнен слишком сложными эмоциями, чтобы называть это наслаждением; это интимная жизнь полуразложившихся трупов.

Для тех, кто начал сознательно слушать музыку позже, чем Arab Strap развалились: это важная слоу-кор группа из музыкальной тусы Глазго вместе с Belle & Sebastian, Mogwai и прочими. Arab Strap (это кольцо для члена) любят за поэзию Моффата, его жесточайший шотландский акцент и атмосферу порочного мрака. Все это есть на новом альбоме, первом за 16 лет.

маша. Один синт, один голос, одна Маша, четыре песни о любви. Голос великолепный, синт — ну, он есть, на этом закончим, тексты — про любовь и хорошие, мелодии прекрасные. Все вместе звучит как суперискреннее и выстраданное откровение певицы, вложившей себя в каждую букву, каждый слог, и спевшей так, что лучше уже невозможно — просто потому, что некому скрыть ошибки, недостатки мелодий, неловкие слова. Есть только Маша и синтезатор, и песни о любви. Я в восторге от смелости решения, ну и песни хороши, послушайте.

Anderdog. Умная электроника от чувака из Электростали, посвященная гигантской свалке рядом с городом. Звучит как нагромождение жанров, в котором, впрочем, есть четкий и понятный порядок и легко считываемая концепция: соседство разрушительного брейкбита и протяжных синтезаторных мелодий, вплоть до пост-рока. Шикарная запись, мне лично только не хватает чуть более самобытного звука. Это первый релиз нового лейбла «Местность», команды, которая делала мероприятия под лейблом «Свора», хорошие ребята и диченки, уважаю их.

Tigers Jaw. Пионеры современного эмо, вдохновившие немало моих любимых групп типа Future Teens и Tiny Movin Parts, вернулись и показали как надо петь песни о неудачной любви, несбывшихся ожиданиях, ненадежных друзьях и попытке найти в этом всем свет. Свет находится, хороший мелодичный гитарный альбом, после которого не хочется перегрызть себе вены.

Billy Nomates. Возможно, будущая большая звезда инди-сцены. Билли Ноумейтс — девушка из Бристоля с панковской этикой, сочетающая в своей музыке постпанк-грув и хорошие тексты в духе Кей Темпест, только больше похожие на тексты, а не на поэзию. Новая ипишка — самая доступная запись Билли, которой прямой путь на радио (в Британии это еще имеет значение) и в спотифай молодежи. «Я не ношу каблы, да и с климатом не все в порядке», — вот такой посыл ее записи, и мне этот посыл очень по душе.

Macherata. Еще один электронный альбом, созданный 19-летним парнем из Беларуси, «парнем хлебных полей, СССРовских кукурузников и национальной картошки». Медленная, трипхоповая запись, которая по идее должна работать как незаметный фон, но почему-то действует глубже и заставляет потеряться в саунде. Неожиданно для себя послушал на одном дыхании от начала до конца.

Тейк недели: в одиночку жутко страшно

В этой части рассылки я каждую неделю рассказываю о тех или иных вещах, которые почему-то меня завораживают в музыке. Возможно, они завораживают и вас тоже.

Музыка — дело коллективное, мало кто записывает, сводит, мастерит, выпускает и распространяет свои записи полностью самостоятельно от начала до конца. Впрочем, ровно это я и сделал со своим альбомом. Второй глаз, третья пара ушей, седьмые руки и пятнадцатые ноги нужны, потому что в собственной музыке легко закопаться до предела и произвести что-то, что будет тебе очень-очень нравиться — но только тебе. Это вполне себе подход (см. мой альбом, лол), но о таких альбомах редко пишут в «Альбомах по пятницам» (тоже мне показатель, конечно).

Когда ты выпускаешь десятый альбом и уже в статусе звезды, эти проблемы, конечно, отходят на второй план. Когда ты начинаешь, то по инерции хочешь переложить часть ответственности на людей вокруг. Тем более когда речь заходит о живых выступлениях.

Выходить на сцену — довольно страшно, особенно если ты не психопат и перед тобой не 50 человек, а 50 тысяч. Многим музыкантам, в том числе певице Ля Ру, боязнь сцены стоила серьезной карьеры. Некоторым, напротив, очень комфортно в одиночестве, и это одиночество становится отдельной частью песни.

В великой песне Rid of Me Пи Джей Харви поет: «Ты от меня не избавишься. Будешь лизать мои раны, а я оторву тебе голову, вот увидишь». Жуткая, страшная песня об экстремальном проявлении любви, дополненная адским скачком громкости (вначале делаешь плеер погромче, потому что не слышно, что она там шепчет, а потом Полли КАААК ЗАОРЕТ) в записи вообще-то звучит с барабанами. И у Пи Джей Харви на концертах в то время была полноценная группа. Но Rid Of Me она выходит играть одна, гитара и голос и толпень на фестивале. Любая лажа будет слышна так, что потом неделю стыдно будет. Каждое слово слышно, и каждое должно быть идеальным, ведь аудитории больше не на что обратить внимание.

Пи Джей справляется с легкостью: такое нарочитое противопоставление девушки небольшого роста и огромной толпы хорошо вяжется с историей написания песни, которую Полли сочиняла так, чтобы она шокировала. Закончив текст, Харви сама оказалась в шоке от эффекта, который производит Rid Of Me. Эта песня требует довольно серьезной смелости, и еще дополнительная горка смелости нужна, чтобы выйти одной и в максимально обнаженной форме ее спеть. Rid of Me — великая запись, переслушайте весь альбом, если давно не слушали.

Возможно, именно из-за этой оптики, из-за моей большой любви к Пи Джей Харви я так полюбил Джулиен Бейкер после того, как впервые увидел ее на «Примавере». Бейкер и сейчас юна, тогда ей было дай бог 20, а тут большой фестиваль, пара тысяч человек на ее сете, важное выступление и такие личные песни, такая эмоционально сложная и обнажающая душу лирика. Бейкер уверенность не излучала, скажем так. Она скорее просто пропадала на сцене, забывала о людях и погружалась в свои песни.

Но как только народу становится меньше, и контакт с ним — ближе, Джулиен преображается и как раз наполняется этой смелостью. Мне повезло побывать на лучшем ее концерте в клубе на 200 человек, незабываемое впечатление, в том числе и от того, насколько она другая в этих обстоятельствах по сравнению с точно таким же концертом, но в зале на две тысячи.

Пи Джей Харви в Rid of Me противопоставляет себя публике, она как будто сейчас всей толпе то ли даст по щщам, то ли плюнет в лицо. Бейкер оказывается в суперкомфортной ситуации, шутит, говорит, что «вы можете не петь, если хотите, но пойте, если вам нравится. Вот такой у меня призыв к мошпиту», и поет вместе с залом, вместе лично со мной. И каждый, кто там был, пел строчку «Ты убежишь от меня, это нормально, все бегут» лично про себя.

В обоих случаях аудитория стала частью песни, и в обоих это получилось за счет максимально близкого столкновения слушателя и сонграйтера.

А к чему это я? К тому, что на концерты дико хочется. Купил вчера билет впервые за год, гиг в сентябре.