Альбомы по пятницам [33]

Премьера песни «Позоров» и всякое разное

Позоры. Одна из лучших групп в России возвращается с новым синглом, который вообще не похож ни на что из того, что Лена Кузнецова и Игорь Вайман делали раньше. Специально для «Альбомов по пятницам» Лена рассказала, как была написана песня, куда делся «Рамштайн» в музыке «Позоров», почему она поет так, как никогда раньше не пела, и что будет дальше. Короткое интервью — в конце рассылки.

Объект. Известная в узких кругах брестская группа «Объект» сократилась до одного человека, и этот человек в качестве прощального аккорда выложил всю свою боль в один альбом. Очень честная и откровенная запись о том, что творится в голове у человека, вынужденного переваривать события в Беларуси. В этой голове очень больно и неуютно, в ней волки утаскивают детей в автозак, роль страшного зла занимает государство, и выхода нет. Один из лучших альбомов года.

Quicksand. Одна из лучших постхардкор-групп девяностых со второго раза все же смогла записать хороший альбом-возвращение, где выдержала баланс между мелодичностью и крутыми риффами. Предыдущий альбом-возвращение удивлял легковатым звуком, а тут все в порядке. В этом году Quicksand выполняют ту же роль, что и в прошлом — Hum, то есть роль дедов, которые раздают как надо.

The Killers. Лиричный и драматический альбом The Killers о жизни мормонов в Юте со всеми вытекающими, от родео до проблемного наркопотребления. Красивая музыка, которая просто хорошо слушается, если ее слушать мимоходом (жизнь она вашу не перевернет, так скажем), и прямо музыкальный роман, если вслушиваться в тексты.

Soft Blade. Очень темная и красивая синтезаторная музыка из Питера с вкрадчивым голосом, вайбы раннего «Кедра Ливанского» и «Николая Рептайл» (в песне KSV). Послушал раз десять, в восторге.

Jungle. У группы, которую я никогда особо не любил, вышел новый альбом. Глубоко не копался, послушал один раз. Хорошее диско, скрасит вечер.

Тейк недели: разговор с Леной Кузнецовой из «Позоров»

В рубрике «Тейк недели» я рассказываю про взаимоотношения с музыкой. Сегодня я расспрашиваю про эти взаимоотношения Лену Кузнецову из «Позоров», чье умение отражать болезненные темы межполовых контактов в песнях поражает меня не первый год. Мы говорим о новом треке «Позоров» «Троя», который можно купить на бэндкемпе и тем самым помочь музыкантам денюжкой.

— «Позоры», кажется, никогда так не звучали. Почему из «Позоров» исчез «Рамштайн» и как и появилась песня без структуры и рефрена? 

Мы сейчас плотно работаем над большим новым материалом — и концептуально, и по-всякому. Эта песня родилась как будто бы случайно и между делом. Я как-то сказала — го захуярим трек от начала до конца за час, и поставила таймер. Мы как-то чего-то накидали скелетно, я выбрала текст из тех, что давно лежат, и мы в режиме джема накидали какую-то основную канву. 

За час, конечно, не вышло, и в треке ещё куча жопочасов Игоря Ваймана (автора музыки и барабанщика «Позоров») по раскройке вокалов, укладыванию моих миллионов дублей бэк-вокала, доведения всего этого до ума и допиливания. Над этой песней мы работали не так, как с другими — сразу договорились, что она будет не такой, что мы в ней попробуем другое и работать будем иначе, и сразу релизнем, без дрочева вообще. 

«Рамштайн» как бы исчез, но как бы и не исчез — мы оптимизировали состав до двух человек, один номинально пишет музыку, второй номинально занимается текстами и концептами. Но если раньше в «Позорах» эти зоны были распределены реально жёстко и никто ни к кому не лез, то сейчас границы стали более плавными, и работаем мы более включённо в процессы друг друга. Мы изменили состав инструментов, у нас больше нет живого баса. Музыка «Позоров» никогда так не делалась, и что получится на выходе в итоге, мы не знаем. Ещё две новые песни мы дописали и начинаем обкатывать на концертах, ню-метал ревайвл абсолютно реален.

— Рефрены вообще нужны?  

Нужны! Но я не умею их писать специально, поэтому как получается. Каким-то песням не нужны. В целом композиционно это очень важный элемент, именно он связь со слушателем выстраивает —рефрены и риффы.

— Ты как будто обретаешь новый голос, тебе прежде не свойственный: воешь на бэках, не орешь, а монотонно говоришь. Объясни, зачем тебе новый голос. 

В свой 25-й день рождения я пошла на уроки вокала и уже больше года занимаюсь им раз в неделю. Тогда мной двигала жажда обретения нового инструмента. Да, у меня есть стиль, но нет никакой технической базы, абсолютно никакого умения, никакого понимания, что у меня за инструмент неожиданно в руках оказался и как с ним работать. Я ощущала, что упёрлась в потолок своих возможностей и ничего нового сама по себе родить не могу — а хотелось. 

От уроков вокала я не ожидала многого, но они оооооочень много мне дали, и я реально поняла свой голос и расширила вообще восприятие музыки — и прослушиваемой, и издаваемой мной. Это очень приятное знание и хорошее новое ощущение. Теперь я могу делать разное, потому что могу разное - оно всё ещё моё и неконформное, Игорь бесится с моих воющих вокалов, потому что в ноты я по-прежнему не попадаю. Зато попадаю в самую суть земли.

— Твои предыдущие записи били по ебалу сходу, прямиком и без разговоров. Тут скорее удар под дых. Заебала прямолинейность?

Классный вопрос. Ну да, наверное, я наоралась — есть какие-то другие методы донесения смыслов и они мне изначально ближе, вся моя любимая музыка грызёт ходы в бошку, а не пробивает кирпичом. Душит и давит. Орать — это просто какой-то стрейтфорвард путь выражения базовых витальных каких-то энергий: секса, агрессии и остального. Хочется как-то теперь в обход к ним подойти и по-другому их поисследовать. От уже имеющихся в арсенале методов я, между тем, не отказываюсь! Думаю, что делать одно и то же скучно пиздец.

Текст, например, написан в 2019 году сразу после моего переезда в Москву. То есть не то, чтобы это какое-то совсем абсолютно изнеоткуда во мне обнаруженное свежее всё.

— Что дальше будет? Где альбом? 

У нас были жёсткие перипетии с составом, и когда мы с Игорем решили, что остаёмся вдвоём, мы долго не могли нащупать ту самую механику работы. Никто из нас до этого в дуэтах не участвовал, а это совсем другая динамика, отличная от группы из 3+ человек. Ещё и с совместной работой над электронной музыкой вообще у нас пиздец кукуха отлетела, очень было сложно соналадиться, я сто раз хотела уже это всё бросить и перестать, у нас было много Тяжёлых Разговоров. Но сейчас мы встали на рельсы и если ничего нового зубодробительного не произойдёт, то альбом будет и он будет заебись. Когда будет — не ебу ваще, ну ща ковыряем на ипишку материал, думаю к новому году-весне что-нибудь сообразим.

— Тебе вообще интересна альбомная форма, или синглы — твоя тема? 

Я не знаю! Игорю интересны альбомы концептуально, я пока не поняла как делаются альбомы. Как будто должно что-то в моей голове произойти, чтобы я поняла — о, это альбом. С точки зрения текстов и моего какого-то состояния. Как будто это целостное произведение и это ответственный шаг. Ипиха для меня попроще, потому что она обозначает период какой-то, ставит точку музыкальную. Синглы заебись, потому что работы немного надо делать

— Что у тебя самой сейчас с музыкой, как меняются отношения с ней? 

Я вообще практически перестала слушать музыку и меня это угнетает жёстко. Я уже больше года вообще ничего особенно не слушаю, кроме группы «Рамштайн» — ну а зачем, она для меня, в общем-то, неиссякаема, но ща что-то и с этим тяжеловато стало. Особенно после истории с политзаключенным за клип Pussy, меня это переебало пиздец. Нового совсем не слушаю, а то, что слушаю — всё не то. Сложно воспринимать новое в принципе в более широком жизненном контексте. Не знаю, в общем.