Альбомы по пятницам [20]

St. Vincent и лесные демоны Свердловской области

St. Vincent. Как же интересно наблюдать за Энни Кларк и ее метаморфозами. Нам всем повезло: музыкант с огромным даром на наших глазах проходит путь от просто талантливой гитаристки до звезды массовой культуры и человека, претендующего на роль нашего Дэвида Боуи. Это сравнение, к сожалению, правдиво только наполовину: Энни так же артистична и талантлива в перевоплощениях, но вот мир за собой не двигает — и, кажется, не особо и хочет. Daddy’s Home странный альбом: это не переосмысление семидесятых, а буквальное их воспроизведение. Кларк, известная неконвенциональным подходом к написанию песен, тут обращается к традиционной форме и преуспевает, особенно в формате медленных песен во второй половине альбома. Ни одной причины не слушать нет.

Комсомольск. Многие мои знакомые, да и я сам, ругают «Комсомольск» за правоватые экивоки в текстах; и правда, без строчек про людской мусор и гостей с Кавказа песня «Все исчезло», в остальном блистательная, была бы лучше. На альбоме «Ретро» Арина и Дарья поют, что их никуда не приняли, и их судьба — остаться приметами времени, хотя хотелось бы любви. Но это все мои домыслы. А альбом звучит даже лучше предыдущего, но хуже всех первых ипишек: у «Комсомольска» больше музыки, чем когда-либо, но уж больно абстрактные тексты для группы, ставшей известной благодаря крутым строчкам в духе «Если вы искусство, мы — партнерский материал». Альбом очень раскрашивают дуэты с Варей из «Хадн Дадна» и Лариком Сураповым и отдельные крутые моменты про замок из говна и палок. Но самое главное, он точно передает задуманное настроение меланхолии и ускользающей от тебя жизни.

Jorja Smith. «Промежуточная» ипишка Джорджи Смит в преддверии полноценного второго альбома английской R’n’B-певицы звучит совершенно не как промежуточная: крутые песни о любви, великолепный голос, кроме которого в музыке толком ничего и нет. Пару песен запомню надолго точно, особенно Home, которая по мелодии напоминает мою любимую песню Coldplay. Иду на нее скоро (в конце лета), прямо в предвкушении!

Who is Folia? Песни лесных демонов чистой воды: музыка из поселка Черемухово Свердловской области, холодная как болотная вода, но демонически притягательная. Певица Фолиа мне напоминает ранние записи Яны Кедриной по своему гипнотическому воздействию, но тут, конечно, не техно, а этно-вайб, а еще потрясающий звук, передающий холод леса и болота. Альбом совсем маленький, но сразу же хочется переслушать.

Sons of Kemet. Лондонская джаз-сцена продолжает доставлять. Злой и агрессивный альбом группы саксофониста Шабаки Хатчинса, который отдельно мне не очень близок, а в Sons of Kemet очень нравится, во многом благодаря политической заряженности (тут все про Black Power). Джаз тут только инструмент для передачи смыслов, а не джаз ради джаза, и это очень круто.

Pixelord. Сложноватая электроника от крутого музыканта, который в последнее время мне чаще попадается как видеоблогер с видео в духе «делаем транс за пять минут», а я такое не очень люблю. Сначала кажется, что тут маловато музыки и многовато украшательств, а потом начинает качественно разъебывать, и так буквально в каждом треке. «Ебанина недели», не проходим мимо.

Из других новостей: Black Keys по-прежнему играют скучный блюз, который приятно играть, но невозможно слушать, а группа «Кирпичи» записывается со Скляром (сразу нет, даже не имеет значения, что они там записали, идите сваи забивать, совсем уже, блядь). Зато отличная эмо-группа Nevasca из Мурманска/Питера запела на русском, и очень хорошо у нее это получается.

Тейк недели: нужно ли прятать музыку 

Привет! Вы читаете рассылку Паши Борисова. Я пишу про музыку, я пишу музыку (вот тут), и еще я пишу про всякие околомузыкальные штуки. Сегодня — про стриминги.

На прошлой неделе немецкий электронщик Skee Mask внезапно выпустил альбом, но вы его не найдете в спотифае и «Яндекс.Музыке»: только бэндкемп, только хардкор, причем по довольно высокой минимальной цене — 18 евро. 

Skee Mask объясняет такой ход просто: стриминги приносят ему, достаточно популярному музыканту с более чем сотней тысяч слушателей месяц на спотике, не совсем копейки, но довольно смешные деньги, на которые прожить нельзя. Разве что отбить аренду квартиры за пару-тройку месяцев в году; зарабатывает он исключительно на концертах, а в пандемию это довольно сложно. Вообще, осознавать, в какой жопе оказались музыканты в эпоху ковида, крайне больно, но это другой разговор. 

Альбом Skee Mask на бэндкемпе купили около тысячи человек, округлим и получим все равно маленькие деньги — 20 тысяч евро, но хотя бы не такие издевательские, как со стримингов. По крайней мере Skee Mask теперь знает, что ему есть чем платить за квартиру. Еще у него разлетелся весь тираж винила, но тут сложнее посчитать доход, поэтому вынесем за скобки. 

И никаких сотен тысяч прослушиваний. Дай бог тысячи.

Я уважаю право любого музыканта распространять свою музыку так, как ему захочется, выпускать альбомы на трех кассетах (одну себе, одну лейблу, другую сжечь — есть и такие подходы). Но я не могу избавиться от ощущения, что закрываться в своем собственном мире наедине с тысячей, а не сотней тысяч, слушателей, это тупиковая идея, которая разобщает нас всех. 

Купили бы у него столько народу альбом за 18 евро, если бы он был в стримингах? Нет, наверное: за некий эксклюзив заплатить приятно. Смог ли бы он придумать комбинированную модель и, например, дать бэндкемпу эксклюзив на пару недель, а потом выпуститься в стримингах, и заработать столько же, сохранив массовую доступность своей музыки? Мои скромные познания в музыкальном бизнесе подсказывают, что да, смог бы. 

Я покупаю музыку на бэндкемпе и скоро выставлю туда на продажу свою, но я ни разу не послушал купленный на бэндкемпе альбом в самом бэндкемпе. Сценарий, при котором я когда-либо включу купленный таким образом мп3, я вообще не могу себе представить, если это не по работе. Давайте признаем: это хороший способ поддержать музыкантов и найти что-то новое, но плохой и неудобный сценарий потребления музыки. Кому-то подходит, это факт, но сложно игнорировать удобство большинства слушателей. 

Ведь в конце концов и у музыкантов, и у стримингов один и тот же клиент — слушатель. Стриминги кладут хуй на музыкантов, это ужасно. Но когда музыканты кладут хуй на слушателей (а именно так и делает Skee Mask), это еще более ужасно, особенно когда понимаешь, что вопрос его присутствия в стримингах — это четыре тысячи рублей в год. Мы должны быть лучше капиталистов! Мне это напоминает историю одной инди-группы, которая требовала от funkysouls удалять ссылки на свои альбомы при том, что купить их на диске можно было в трех местах в Москве.

А альбом Skee Mask я в итоге так и не послушал, вот такой итог.